Pages Navigation Menu

Проблемы реставрации фасадов Государственного Эрмитажа

В музейный комплекс Государственного Эрмитажа входит семь зданий. Их фасады украшают разнообразные декоративные элементы, представляющие собой скульптуру, декоративные панно, рельефы…

В музейный комплекс Государственного Эрмитажа входит семь зданий. Их фасады украшают разнообразные декоративные элементы, представляющие собой скульптуру, декоративные панно, рельефы, скульптурно–декоративные элементы обрамлений оконных проемов, выполненные в различной технике. Многообразие декора представлено медновыколотной и цинковой скульптурой, скульптурой и декоратив­ными элементами из натурального камня, терракоты и гипса. Все скульптурно–декоративные элементы, являясь частью фасадов, одновременно с этим, сами по себе, являются памятниками, и требуют к себе особого квалифицированного научно–реставрационного подхода.
В настоящее время, в рамках программы по хранению фасадов зданий музейного комплекса, ведется большая работа по разделению хранительских функций. Помимо хранителей фасадов, создана отдель­ная группа, занимающаяся хранением только скульптурно–декоративных элементов фасада. Специалисты, входящие в эту группу, ведут работу по паспортизации и составлению хранительской доку­ментации на каждую единицу хранения, в которой отражены материал, техника исполнения, конструктивные особенности, проводимые рес­таврации и состояние сохранности декоративных элементов. На фа­садах Зимнего дворца расположено полторы тысячи оконных проемов, в обрамлении которых использовано большое количество разнообраз­ных декоративных элементов. Детали, составляющие обрамление на­личников оконных проемов можно условно разделить на три группы. Самую многочисленную из них представляют декоративные лепные элементы, включенные в карнизную часть наличников с завершением в виде разнообразных сандриков. Они являются доминантой всего деко­ративного обрамления проемов, и именно по ним выделяются виды обрамлений. Следующая группа деталей, составляющих обрамление окон — это декоративные элементы, используемые в подоконных час­тях наличников оконных проемов. И последняя группа элементов включает декоративные накладки, расположенные в верхней трети вертикальных тяг наличников и представляет собой консоли, которые поддерживают сандрики оконных проемов. В дальнейшем, на основе этой работы будет проводиться монито­ринг за состоянием сохранности памятника, и составляться реставра­ционные методики. Такая система описаний архитектурно–декоративных элементов позволила решать подобные задачи не только для Зимнего дворца, но и применительно к другим зданиям, со слож­ным декоративным решением фасадов.
Проблемы реставрации Эрмитажа
К сожалению, практически все элементы, составляющие декор зданий реставрируются только в процессе ремонтов фасадов, не смотря на их иногда аварийное состояние. Еще одной немаловажной пробле­мой, связанной с реставрацией декора является тот факт, что реставра­цию фасадов ведут строительные фирмы, которые относятся к декору здания, как к части фасада, что наносит немалый ущерб декоративным элементам. Зачастую реставрацию декоративных элементов произво­дят специалисты, не имеющие достаточной квалификации для рестав­рации таких деталей. Реставрация декоративных элементов связана и со сроками, отведенными на ремонт фасадов, так как чаще всего не учитывается количество расположенного на фасаде декора и сложно­сти, связанные с его реставрацией.
Иногда, при проведении реставрационных работ плохо сохранив­шиеся декоративные элементы фасада уничтожаются, а на их место ставят новоделы, выполненные из других материалов. Здесь встает очень серьёзный вопрос о выборе материала, и насколько этот матери­ал должен совпадать или быть близок к материалу подлинника. На­пример, скульптура на парапете Зимнего дворца изначально была вы­полнена из известняка, но к концу XIX века, когда камень потерял прочность вследствие пожара 1837 года, а также от атмосферного воз­действия, было принято решение о замене скульптуры. Новая, медно–выколотная скульптура, выполненная по моделям профессора Академии художеств М. П. Попова, значительно отличается от первоначаль­ной, вырубленной из пудостского известняка. При работе над моделями М. П. Попов не копировал буквально скульптуры XVIII века. В от­личие от первоначальной, барочной скульптуры, напрямую связанной с пластикой дворца это была уже скульптура эпохи классицизма, с ха­рактерным для нее стремлением к уравновешенности пропорций и гармонии форм.
Но вопрос состоит не в том, как подобная замена отразилась на восприятии образа дворца, а в том, насколько при сохранении форм возможна замена материала при проведении реставрационных работ. Первоначальная каменная скульптура парапетов Зимнего дворца была выполнена из пудостского камня и побелена. Она являлась доминантой всего декоративного уб­ранства, завершением вертикального объемно–пространственного членения дворца. Новая, медновыколотная скульптура, сначала была ок­рашена в черный цвет (хотя есть предположение, что ее сначала побелили, как и каменную), потом краску сняли, и сейчас на поверхности скульптуры мы имеем естественную патину. Сейчас идет реставрация каркасов скульптуры, и вопрос о выборе цвета окончательно еще не решен.
Примененные решения
Достаточно сложная и трудоемкая задача возникла при реставрации медновыколотной скульптуры, расположенной на постаментах парапетов кровли Зимнего дворца. Медная скульптура — более долговечна, чем каменная, но и для нее нужен постоянный уход и реставрация. Первоначально, для того чтобы обеспечить устойчивость медной скульптуры при сильных ветровых нагрузках, были сделаны прочные железные каркасы. Основой каждого каркаса была железная труба диаметром 60–70 мм, заглубленная в кирпичную кладку постамента на глубину порядка 1 м. К этой трубе на уровне плинта прикреплялся прямоугольник из углового железа. Эллипсообразные обручи устанав­ливались на уровне бедер и груди статуй, и соединялись между собою и основной трубой железными полосами. К этим элементам каркаса припаивались или крепились на заклепках медные фрагменты скульп­туры.
В результате исследований стало ясно, что весь декор нуждается в капитальной реставрации с заменой железных деталей на латунные.
Для восполнения утрат и мастиковок поверхности натурального цветного камня (в основном твердых пород) сотрудниками Отдела истории и реставрации памятников архитектуры Государственного Эрмитажа, совместно с научно–технической фирмой «Инфраспек», был разработан новый материал на основе двухкомпонентного полиамидо–содержащего компаунда — «Лудевол». Испытания материала и искус­ственного камня, созданного на его основе в лабораторных условиях, и экспериментальная работа на открытом воздухе, выявили ряд преимуществ нового материала, по сравнению с традиционно используемыми эпоксидными и полиэфирными смолами:
– «Лудевол» на молекулярном уровне имеет продольно–сетчатую структуру с скомплексированными валентными связями, поэтому он обладает большой механической прочностью и долговечностью;
– Он обладает внутренней пластичностью, что снимает необходи­мость вводить в его состав пластификатор;
- В исходном состоянии он имеет низкую вязкость и может проникать в поры реставрируемого материала, заполняя микротрещины и укрепляя ослабленные зоны;
– «Лудевол» обладает достаточной адгезией для долговечной склейки;
- Благодаря низкой вязкости и малому поверхностному натяжению он принимает большое количество наполнителя (более 80%).
Искусственный камень на основе этого материала был использован при восполнении утраты на одной из герм на здании Нового Эрми­тажа выполненной из серо–черного сердобольского гранита.
До сих пор окончательно не решен вопрос с реставрацией атлантов, выполненных из сердобольского гранита, на портике Нового Эр­митажа. На щиколотках ног угловых атлантов зафиксированы трещины (В 1919 г. специальная комиссия с участием архитекторов Л.Бенуа, Н.Крамского, осмотрев здание, пришла к заключению, что трещины на стене южного фасада и ногах атлантов давнего происхождения, и что появились они из–за наклонной осадки здания.), которые имеют некоторые подвижки, связанные с деформациями самого здания и конструктивными особенностями портика, подтвержденные проведёнными в 1997 году комплексными инженерными исследованиями. Жестко за­крепленные в конструктивных деталях портика гранитные статуи не выдержали скручивающего напряжения от деформаций основания, вследствие чего появились трещины в наиболее тонких местах. Нали­чие открытых трещин, со скапливаемой в них влагой, которая в процессе многократных циклов замораживания–размораживания создает дополнительное напряжение в камне, способствует дальнейшему его разрушению. Но вопрос о составе мастики для восполнения утрат до сих пор остается нерешенным. «Меридиональная компания по восста­новлению памятников. Марсель. Франция», проводившая реставрацию южного фасада Нового Эрмитажа в 2000 году, предложила произвести мастиковку трещин составом на основе эпоксидной смолы. Но при наличии постоянных подвижек проводить мастиковку твердыми мате­риалами нельзя, так как они будут способствовать дальнейшему «раз­рыву» камня. В сложившейся ситуации, на наш взгляд, необходимо провести консервацию трещин эластичным материалом, который бы исключил возможность проникновения влаги в полости камня.
Еще одна проблема связана с реставрацией декоративных элементов из терракоты, более 4 тысяч которых расположено на фасадах Нового Эрмитажа. Это разнообразные акротерии, декоративные панно, маски львов, фигуры орлов, капители колонн, декоративный фриз. В 1935 году при проведении реставрационных работ на фасадах, некото­рые акротерии были сняты для реставрации. В архиве Кино–фото­документов хранится фотография, датированная этим временем, где видно, что на окнах первого этажа нет ни одного акротерия. При этой же реставрации были выполнены и новые цементные акротерии, укра­шающие карнизы оконных проемов. Цементные акротерии отличаются от подлинных терракотовых более низким качеством, утрачена четкость и точность проработки и моделировки рельефа. Еще одна замена была проведена в 1956 году, когда большое количество подлинных терракотовых львиных масок, расположенных на карнизе, проходящем над 2 этажом по всему периметру здания, было сколото и заменено цементными новоделами.
Последние несколько лет велась большая работа по восстановлению утраченного терракотового декора (орлов, акротериев и львиных масок). При изучении сохранившихся фрагментов орлов и акротериев, снятых с угловых павильонов оказалось, что они имеют некоторые отличия по составу, виду и цвету глины черепка, точности моделиров­ки и проработке поверхности. Это свидетельствует о том, что кроме первоначальных экземпляров, есть такие, которые сделаны позднее, т.е. они являются воссозданиями другого времени. Но самое главное отличие в размерах. Новоделы сделаны по форме, снятой с подлинного экземпляра, без увеличения модели в расчете на усадку. В результате воссозданные орлы оказались несколько меньше, нежели первоначаль­ные экземпляры. В лаборатории научно–технической экспертизы па­мятников Государственного Эрмитажа были проведены исследования состава подлинной керамической массы, её пористости и водопоглащения. На основании проведенных исследований был подобран состав глины и разработана методика воссоздания керамического декора с учетом всех требований и ошибок предыдущих воссозданий. В на­стоящий момент воссозданы все виды утраченных элементов керамического декора Нового Эрмитажа.
Большую сложность при реставрации представляют собой декоративные элементы фасадов, выполненные из гипса или стюка (известкового раствора с наполнителем). Декоративные элементы, выполненные из этого материала, представляют собой рельефы, лепные детали элементов обрамления оконных проемов и скульптуру. Непрочный, подверженный быстрому разрушению гипс, находящийся на открытом воздухе, в условиях влажного климата нашего города требует к себе особо осторожного подхода. В результате многочисленных обследова­ний выяснилось несколько причин, влияющих на сохранность гипса и декора вообще. Но самая главная причина связана с месторасположе­нием декора. Те элементы, которые находятся на угловых частях фаса­дов зданий, где сталкиваются воздушные потоки, подвержены большему разрушению. На эти места попадает в несколько раз больше вла­ги, чем на другие участки фасадов. Неблагоприятная роза ветров приводит к разрушительному влиянию воздействия атмосферы, которая в этом месте значительно более агрессивна, чем в других местах.
При реставрации гипсовых поверхностей необходимо соблюдение некоторые условий, для обеспечения сохранности авторского слоя.
Чаще всего полное удаление слоя краски с поверхности можно допустить лишь в том случае, если большая часть покрытия растрескалась и отслаивается. Гипсовые поверхности не рекомендуется расчи­щать «в сухую», как это обычно делают при проведении фасадных работ.
При окраске декоративных элементов из гипса необходимо ис­пользовать «дышащие» силикатные краски.
В заключении хотелось бы отметить, что сейчас стали намечаться положительные тенденции в отношении реставрации скульптурно–декоративных элементов фасадов. Благодаря формальному выделению их в отдельную группу памятников, появилась возможность их изуче­ния и проведения научно–обоснованных методов реставрации.
Иточник: art-con